Опубликованные тексты авторов

— Неужели мы Борьку съедим? — Ну как вот так съедим… Мы будем его растить, любить, выгуливать, у него свои детки появятся. А потом мясом и себя, и соседей обеспечим. Такой уж у нас порядок. Днём будет жарко — ни вздохнуть, ни выдохнуть. А сейчас хорошо — вода в умывальнике замёрзла, а воздух колюче-мятный на вкус. Дедка сидит на табуреточке и доит Февральку. Ту-ту! — бьются молочные струи о железное ведро.Подробнее
Суббота 17-го октября выдалась пасмурной и мрачной. Небо было затянуто серыми облаками, холодный осенний ветер призрачными потоками носился над стылой землёй, гоняя мурашки по спинам незадачливых одевшихся не по погоде пешеходов, а воздух пах сыростью и разлагавшимися листьями. Ну, по крайней мере так было за пределами салона двухместного красного «Ауди», со скоростью 90 км/ч мчавшегося прочь из Риги по широкому шоссе.Подробнее
*** Где мой дом?   У зелёного берега моря, Где пустырь пока не застроен. Между реальностью или сном.   Где мой дом?   На скалистой вершине Эльбруса В старой хижине с томиком Пруста, С елью серой за хлипким окном.   Где мой дом?   Под алеющим в августе небом, Где со мной ты ни разу не был И не будешь со мною потом.   Там мой дом. Подробнее
Поезд уже стоит на перроне. С шипением открываются двери вагонов, пассажиры входят внутрь. Гай пока остаётся чуть в стороне. Момент, когда вокруг кипит вокзальная суматоха, прокатываются волны говора и смеха, отбивают ритм шагов десятки спешащих ног, — его любимый. Песнь предчувствия, обещания, разлуки, встречи. Мелодия, что звучит в нём сейчас, — нежное sotto voce с тонким хрустальным перекатом. Так звучит ожидание встречи с детством. Гай соскучился.Подробнее
М Ветер воет в трубах, в хоре его помимо — скрежещущий лязг верёвок, натянутых на балконе, обитых войлоком окон треск. Всё друг другу вторит в унисон, и сквозь сон (вернее – через), чу, сводит судорогой лицо, челюсть.   Солнце бьёт в перепонки ушей, зрачки глаз. Ужель нас стало так просто выбить из виршей, тела или же химического состава. Словно кто-то части с целым поменял шутя, так ребёнок перепутал ценник «Пей» с «Не пей меня!Подробнее
*** пока молодость твоих стен прячет увечья под немой штукатуркой, пока мой портрет с пыльных окон твоих не сошёл, я воспользуюсь подаренной с табаком шкатулкой, чтобы в едком дыму видеть образ, пока в памяти ещё не сожжён.   кто-то тушит окурки, гася пламя, о тыльные стороны судеб, невский ветер раздувает плащ и мою же сущность, выходящую из трамвая под номером ‘начувстваскуден’.Подробнее
Вера «Верю», – без веры в глазах, Без боли в отёкших пальцах, Без слабости в ватных ногах, «Верю», — касаясь запястья. Эхом сорвавшись с губ, Кровью со слабых дёсен. Брызги из глаз, как салют, Верой омыли осень. Верю без веры в глазах. Верю в тебя, как в Бога, Без доказательств и фото, Верю в своих стихах.     *** Где мой дом?   У зелёного берега моря, Где пустырь пока не застроен. Между реальностью или сном.Подробнее
зимнее снежинки стеклянные — стёклышки — режут слои эпителия. город мигает гирляндой, шипят панельные, как будто кот шипит на войлочные игрушки. людей душит лень, и кота она тоже душит. по улицам белая патока льёт, заплывая в промокшие ноги. многие рыбами бьются об лёд, лёд разбивают немногие. или зима какая-то слишком сейчас усталая, или, вовсе сказать, простая, ничего, как обычно, нового, наверстаем.Подробнее
*** Любовь победит нас Кольцо Гайдара – резкий поворот. У Данте – нет. Но мы застряли в круге. Кто в спальном спал районе, тот поймёт – Как все мы здесь потеряны друг в друге.   Как в жёлтых окнах чай кипит на всех. И святость кипятка неоспорима. Расскажешь мне, как день? И я твой грех развею в миг. Пущу с водою мимо.   И я вернусь. Как раз без десяти. Пока не поздно. Но уже темнеет. Кондуктора – водитель отпусти. Домой идти.Подробнее
*** Глотатель воздуха, хранитель нежных слов, к тебе идут жираф, медведь и слон, наперебой рассказывают что-то. У нас сегодня чисто, как в раю, и яблоки, как осени длинноты, упав, звучат у неба на краю.   Ты слушаешь, улыбка до ушей, какая радость в маленькой душе, что хочется пищать, гулить, крутиться и с боку на бок и вперёд-назад, и наблюдать, как плюшевая птица прильнув к стеклу, разглядывает сад.Подробнее
*** Этот город, в котором родился и жил, каждый шум, каждый камень его сохранил, каждый смысл, каждый стон мне на струны ложится, горстка пепла его мне загадочно снится. Город, вспомни меня. Я твой сонный цветок. Что, сорвав, увлекает ревущий поток. Я твой странник бездомный, лишённый приюта, уносящий с собой испеплённую смуту. Дым зари. Тополиный петляющий снег. Предрассветного ветра прощальный разбег. Острорукая башня у старой дороги. В голове — тишина и раздумья о Боге.Подробнее
  *** Все флаги были красные, Все шорты были синие, И волосы косичкою, И чёлка на пробор… Дружить – это пиратствовать: Делиться грампластинками, В единственных ботинках Гонять за двор в футбол.   Ракетка за ракеткою, Бежали за воланчиком, И девочки, и мальчики, Забравшись высоко, Смеясь, болтали кедами О предстоящем матче, На западных жвачках Читали про любовь.Подробнее
Вилле скомкал обёртку и кинул на пол, та тут же растворилась в белизне мира. Люди исконно боялись тьмы и ночи. Всегда сторонились их. Знали бы они, каким уничтожающим может быть абсолютный свет – белый, без единого пятнышка или оттенка. Мир бесконечной стерильной пустоты. Дома здесь были белыми. Окна были белыми. Люди были белыми. Дороги, машины, деревья, море, небо — всё. Всё было белым. Не мир, а реклама отбеливателя Vanish. Вилле огляделся. Глаза ночью почти не резало.Подробнее
Сначала Андрей перестал ездить на трамвае. То ли завод закрыли, и ездить стало некуда, то ли закрыли трамваи. Сейчас и не вспомнишь. Потом он перестал спускаться к ларьку у дома за батоном хлеба и сардинами в масле. Отчего-то они сами появлялись около двери. Стоило только пошаманить в мобильнике. Затем он перестал вставать с кровати. Оказалось, ноутбук отлично работает и в постели. Да и уютная атмосфера повышает стрессоустойчивость сотрудников. Так Андрей пропал. Пропал на долгие месяцы.Подробнее
– Не скрипи, шальная половица. Не буди своих. Дай мне в ночь улизнуть. Ощутить хладное дыхание на коже. Коснуться босыми ступнями свежей росы. Власы развеять по ветру. В деревне пусто, все спят. Никто не осудит. Я убегу тихо. Прошу, помолчи! – Мне не скрипеть, девочка, просишь ты милостиво. Да я бы и рада, да как мне быть послушной? Когда у середу разбила матушка кадку со свежим смальцем. Уронила так больно, противно. Жир впитался в доски.Подробнее
← Предыдущая Следующая → 1 2 3 4
Показаны 1-15 из 53