2 место в спецноминации «Мой дом»-2020

Макаренко Валерия

(п.Алдери, Латвия)


Продано

Суббота 17-го октября выдалась пасмурной и мрачной. Небо было затянуто серыми облаками, холодный осенний ветер призрачными потоками носился над стылой землёй, гоняя мурашки по спинам незадачливых одевшихся не по погоде пешеходов, а воздух пах сыростью и разлагавшимися листьями. Ну, по крайней мере так было за пределами салона двухместного красного «Ауди», со скоростью 90 км/ч мчавшегося прочь из Риги по широкому шоссе.

Радио было включено на полную катушку, из динамиков лилась заводная поп-музыка начала 90-х. В теплоте искусственно нагретого воздуха витал аромат кофе с корицей, купленного на придорожной заправочной станции. Юля, молодая русоволосая девушка в нежно- фиолетовой вязаной шапке, расслабленно откинулась на кожаном сиденье пассажирского места, держа картонный стаканчик в руке подобно бокалу дорогого вина. Её лицо озаряла беззаботная улыбка. Дима, её молодой человек, худощавый парень с покрытым тёмной щетиной лицом, старательно следил за дорогой, держась обеими руками за руль, однако моментами с ухмылкой поглядывал на спутницу жизни, так роскошно расположившуюся в столь обыденно-житейской обстановке. За окнами мелькали типичные элементы сельского пейзажа: поля, сосны, маленькие домики и редкие фигурки прохожих, в основном грибников, возвращавшихся из леса с до краев набитыми вёдрами лисичек и сыроежек. Мрачная осенняя погода не беспокоила молодую пару. Сегодня был их счастливый день. Дима, юный предприниматель, недавно умудрился заключить крайне выгодную сделку, которая гарантировала чуть ли не двукратное увеличение его ежемесячного дохода. У Юли, занимавшей должность администратора в довольно успешном рижском ресторане, дела тоже шли благополучно. Приняв во внимание своё финансовое положение и тщательно взвесив все «за» и «против», пара решилась на отчаянный шаг, который вертелся в их головах уже долгое время, – приобрести частный дом за городом.

Найти подходящий вариант оказалось совсем не трудно. Буквально в половине часа езды от их прежней квартиры, в небольшом, но чистом и приветливом посёлке, под продажей стоял уютный одноэтажный домик. Вид у него был довольно непримечательный – тёмно-бурая черепичная крыша, светлые стены, маленький садик с тремя яблонями – однако состояние постройки было крайне привлекательным, цена – разумной, а хозяйка, судя из разговоров по телефону, была очень милой женщиной. Что же ещё нужно для полного счастья? Неделю назад они немедля договорились о встрече, и теперь, с радостью в глазах и улыбками на устах, юная пара мчалась навстречу своей новой жизни, предвкушая только хорошее от этого серого октябрьского дня.

 

 

***

Галька зашуршала под колёсами, когда красный автомобиль въехал в ворота уютного маленького загородного дома и занял парковочное место перед его входными дверями. Хозяйка, стройная женщина средних лет в винного цвета свитере и проседью в чёрных волосах, уже ждала их на крыльце.

Здравствуйте! – Дима улыбнулся, выйдя из машины, и протянул ей руку. Та пожала её и приветливо кивнула Юле, выбравшейся из салона чуть позже своего спутника.

Приятно встретить столь пунктуальных молодых людей! – хозяйка радушно улыбнулась, и в уголках её рта проступили озорные морщинки. – Только часы двенадцать пробили, а вы уже тут как тут!

Деловая жизнь просит расторопности, – весёлым голосом ответила Юля и игриво ткнула Диму локтем. – Не правда ли, Цукерберг?

Да брось, Юль, не дразнись! – Дима смущенно почесал затылок. – Не такая уж и мудрёная это была сделка!

Непоправимый скромник! – Юля рассмеялась. – Благодаря ему мы покупаем этот дом, а он даже похвастаться не хочет!

Вижу… – дружелюбно усмехнулась женщина. – Ничего, надеюсь, у вас ещё будет время нарадоваться своей покупке. Прошу внутрь!

Спасибо! – приняла приглашение Юля и, схватив молодого человека за руку, озорной походкой зашагала к порогу, где хозяйка уже отворила дверь и, опершись о дверную раму, ожидала своих посетителей.

 

 

***

Места тут не особенно много, – отворив деревянную дверь, женщина ввела Юлю и Диму в уютную, светлую гостиную. Пол в ней был устлан пушистым ковром, у стены стоял мягкий диван нежно-бирюзового цвета, а тщательно протёртый экран плазменного телевизора отражал блики лившегося из окна дневного света, – однако, смею предположить, это не слишком сильно вас стеснит.

Нет, что вы! – глаза Димы выражали одобрение. – Того, что тут есть, нам более чем достаточно!

Разве что Барсик будет против, – усмехнулась Юля.

Барсик – это ваш кот? – хозяйка взглянула на девушку.

Да, – ответила та. – Это – проблема?

Нет, разумеется, нет! – улыбнулась хозяйка. – У меня у самой кошечка. Я её, правда, уже перевезла к сестре. Она не очень любит незнакомцев.

Они с Барсиком нашли бы общий язык, – улыбнулся Дима.

Сомневаюсь, что Изольда готова была бы делить человеческое внимание с другим котом, – в шутку возразила женщина. – Не пройти ли нам дальше? Спальная прямо по коридору.

Да, да, конечно! – Дима отвёл глаза от картины на стене и приготовился следовать за хозяйкой. – Разрешите поинтересоваться, как ваше имя?

Елена Александровна, – ответила женщина. – Но можете звать меня просто Леной.

 

 

***

Красота! – с детским восторгом вздохнула Юля, окидывая взглядом небольшую спальную комнату со светлыми бирюзовыми стенами. Сидя на устланной белыми одеялами широкой двухместной кровати, она восхищенно разглядывала тёмные резные дверцы старомодного шкафа, занимавшего всю противоположную стену.

Да уж, прямо как в кино! – согласился Дима.

Я рада, что вам по душе. – Елена Александровна расположилась в проходе, дабы не мешать покупателям исследовать комнату. – Мой муж выбирал интерьер для спальной. У него всегда был изысканный вкус.

А вам с мужем не жалко оставлять здесь кровать? – поинтересовалась Юля. – Она выглядит совсем новой.

Она мне уже не понадобится, – ответила Елена тихим и спокойным голосом. – Муж мой вот уже как два года погиб в автомобильной аварии. Одной мне такая громадина ни к чему.

Ой, простите… – Юля потупила взгляд. Она не хотела задевать столь щекотливую тему.

Всё в порядке, – хозяйка улыбнулась, однако улыбка эта показалась Юле натянутой. – Не вечно же скорбеть об утратах. Ничего в этом мире не вечно.

Долгое время никто не знал, что сказать. В комнате воцарилась неловкая пауза.

Не покажете ли нам кухню, Елена Александровна? – внезапно нарушил тишину Дима. Ему не хотелось больше выносить столь напряженную атмосферу.

Конечно! – хозяйка была рада переменить тему. – Следуйте за мной, она прямо напротив входной двери!

Трое вышли из спальной в коридор и приготовились следовать за Еленой. Женщина, однако, ненадолго остановилась возле двери, противоположной той, что вела в спальную, и нежным движением руки распахнула её, открыв глазам посетителей совершенно пустую комнату с белыми стенами и тёмным паркетом.

Эту комнату можете обставить по своему вкусу, – сказала она. – Опять же, в плане пространства не особо разойдешься, но при желании можно устроить здесь небольшой кабинет или кладовую.

Хорошо! – ответила Юля. – А что тут было?

Детская, – произнесла Елена, шагая в направлении кухни. – Тут жил мой сын.

 

 

***

Вам не стоило утруждать себя! – говорил Дима, потягивая чай из большой синей кружки. Он, Юля и хозяйка сидели за прямоугольным кухонным столом, на котором стояли чашки чая и блюдечко с песочным печеньем. – Мы и без того очень ценим ваше гостеприимство!

Да что уж там! – улыбнулась Лена. – Побаловать дорогих гостей чаем – долг каждого хозяина.

Некоторое время трое сидели в тишине. Настенные часы мерно отбивали время.

Так что, как вам домишко? – вновь заговорила Елена.

Чудесный! – улыбнулась Юля. – Мы очень счастливы, что нашли именно вас!

Мне тоже приятно иметь с вами дело, – ответила хозяйка. – Значит, покупаете?

Безусловно! – воскликнул Дима. – Глупо было бы сомневаться.

Чудненько! – Лена встала из-за стола и, подойдя к кухонному шкафу, открыла его и извлекла стопку документов. – Давайте тогда прямо сейчас подпишем бумаги, чтобы потом не суетиться!

Давайте! – с готовностью ответил Дима. Когда хозяйка, однако, протянула ему стопку, он не торопился ставить свою подпись.

Что-то не так? – поинтересовалась Елена.

Да, – ответил Дима, – мне бы ручку…

Ой, Бог мой, простите! – Елена неловко рассмеялась. Потом, однако, лицо её приняло серьезное выражение. – М-да, чего-то я не подумала об этом. Не уверена, что у меня сейчас найдётся ручка…

Ах, ничего страшного, у меня есть одна в машине! – Дима улыбнулся. – Сейчас сбегаю принесу!

Он встал из-за стола и поспешил в прихожую.

Ой, славно, а то, право, совсем забыла! – на лице хозяйки проступила улыбка облегчения. – Дверь там открыта?

Да! – отозвался из прихожей Дима, к тому времени уже надевший ботинки и накинувший пуховик. – Буду с минуты на минуту!

Он вышел из дома и закрыл за собой входную дверь.

Приятно иметь дело с серьёзными людьми. – Елена вновь заняла своё место за столом и взяла свою чашку в руки. – Можно рассчитывать на них, если сам оплошаешь.

Это точно… – улыбнулась Юля. – Но послушайте, Елена! Почему вы все-таки продаёте дом? Он в таком хорошем состоянии!

Вы правда так думаете? – голос хозяйки звучал тепло и благодарно. – Мне очень приятно. Я много сил вложила в этот домишко.

Тогда я тем более не понимаю! – в глазах Юли действительно читалось замешательство. – Будь я на вашем месте, я бы ни за что не хотела расставаться с этим местом. Землю ведь сейчас не так легко найти. А особенно учитывая то, что у вас сын…

Был… – вдруг перебила Елена. Улыбка пропала с ее лица, и теперь оно казалось каменным.

Что вы имеете в виду? – не совсем поняв смысл сказанного, спросила Юля.

Вновь воцарилась тишина. Юля к тому времени уже поняла, что вновь ненароком насыпала соль на рану.

Сын у меня был… – через короткий миг отозвалась хозяйка, не поднимая глаз на собеседницу. – В прошлом месяце он покончил с собой… Спрыгнул с моста… Его не успели спасти…

Юля побледнела. Уже во второй раз за этот день ей хотелось отмотать время назад и не говорить слова, произнесенные ею легкомысленно и без раздумья. Прикрыв рот ладонями, она сидела, вперив взгляд в Елену, и не решалась ничего сказать.

Хозяйка вновь первой нарушила тишину.

Простите меня, ей-богу, не хотела заставлять вас чувствовать себя неловко, – сказала она. – Знаю, сама говорила, что глупо вечно скорбеть об утратах. Но Павлик… Он был так юн… У него всё было впереди… И тут раз – и его больше нет…

Нет, нет, что вы, это вы меня простите! – воскликнула Юля. – Конечно, вам больно! Кому бы не было больно в вашей ситуации!

Больно… Да, именно так это и есть… – тяжело вздохнув, хозяйка подперла голову руками и пристально уставилась на поверхность стола, внимательно разглядывая оставленные на ней песочным печеньем крошки. – Вы спрашивали меня, почему я продаю этот дом. Я продаю его, потому что мне больно в нём оставаться. Всё, что здесь есть, – каждая стена, каждый уголок, каждый изгиб, – всё напоминает о нём… Не могу так жить… Понимаете?

Да, теперь понимаю… – тихо произнесла Юля. – Мне вас очень жаль, правда! Представить не могу, как вам тяжело!

Нет, не жалейте меня, всё в порядке! – Елена подняла взгляд и вытерла слёзы, скопившиеся в уголках её глаз. – Мне есть за что цепляться! У меня хорошая работа, друзья, семья… Сестра моя согласилась взять меня к себе. Когда продам вам дом, буду жить с ней и с её мужем. У них чудная квартира в центре города и двое ребятишек! Я уже жду не дождусь своего переезда!

Правда? Это здорово! – ответила Юля. Она искренне удивлялась тому, как даже в своей ситуации пожилая женщина находила причины для радости. Она даже поймала себя на мысли, что завидует её силе духа.

Да… – хозяйка улыбнулась. – Я очень рада, что дорогие люди не бросают меня в беде. Теперь у меня одна забота – чтобы этот дом перешёл в хорошие руки.

Елена взглянула Юле в глаза. Во взгляде её читалась доброта и надежда.

Позаботьтесь о нём, ладно? – попросила она. – Это место мне очень дорого. Оно хранит много ценных воспоминаний. И я хочу, чтобы даже без моего присутствия оно продолжало их хранить ещё долгие годы. Позаботьтесь об этом, хорошо?

Обязательно! – отозвалась Юля, уверенная в своём ответе так, как, возможно, доселе не была уверена ни в чём.

Я вернулся! – вдруг донёсся голос из прихожей.

Елена и Юля вздрогнули от неожиданности. В кухню вошёл Дима, победоносно сжимая в руках металлическую чёрную ручку.

Простите за замешку! Забыл, куда положил её! – парень усмехнулся и сел за стол, вновь придвинув к себе стопку бумаг. – Не передумали продавать, пока меня не было?

Нет, не передумала, – усмехнулась хозяйка в ответ. – Подпишите вот здесь, на этой черточке…

 

 

***

Шорох гальки вновь раздался из-под колёс красного «Ауди», когда тот задним ходом выехал из ворот. Хозяйка стояла на крыльце и махала уезжавшим рукой. Юля махала ей в ответ.

По дороге назад в город Дима ни секунды не умолкал. Полным энтузиазма голосом он разглагольствовал о том, какие цветы можно будет посадить в саду, какие фотографии повесить на стены, кого из друзей можно будет позвать на новоселье. Юля, наоборот, была необычайно молчалива. Задумчивым взглядом она смотрела на мелькавшие за окном ряды сосен, столбы фонарей, куртки пешеходов.

Ты как будто не рада! – удивлённо обращался к ней Дима. – Что-то не так?

Нет, всё в порядке… – тихо отвечала Юля. – Думаю просто…

О чём? – интересовался молодой человек.

О всяком…

Юля думала о том, как многое они с Димой приобретали на те деньги, которые должны будут выплатить хозяйке в течение следующей недели. Не только уютную маленькую постройку в приветливом посёлке на окраине Риги, не только окружавший её миниатюрный яблоневый сад, но и чувства, ценности и воспоминания, которые хранил каждый маленький элемент того места, дух которых витал в каждом миллиметре его прохладного сельского воздуха. Приобретая дом, они освобождали хозяйку от груза этих воспоминаний, помогали попрощаться с прошлым, болезненной хваткой сжимавшим ей грудь. Однако, вместе с этим, они брали на себя ответственность ценить и уважать эти воспоминания, чтить духовность, вплетённую в каркас неприметного одноэтажного здания. Ведь теперь для них это был не просто дом, мимо которого они могли пройти, не задумываясь о том, какие истории он хранит. Теперь это был их дом, и отныне он будет хранить их истории.